Свобода слова как одно из фундаментальных прав человека

Итак, возникает цензура. Цензура была поначалу предназначена для того, чтобы сохранить истинность текстов. Затем она превратилась в средство гонения на инакомыслящих. И здесь люди по своим правам стали делиться на тех, кто имел право осуществлять цензуру (короли и цари, священнослужители) и тех, кто должны были этому повиноваться. В ходе развития цензуры был создан институт инквизиции. Тогда люди за то, что они имели другую, собственную, точку зрения, подвергались двойному наказанию. Во-первых, уничтожались, сжигались их книги. Во-вторых, на кострах сжигались те, кто обвинялся в ереси. Конечно, если посмотреть исторические материалы об инквизиции, то станет ясно, что сжигали не только за это. Я был в музее инквизиции в городе Лиме. Там есть объявление, из которого следует, что там, как правило, казнили за прелюбодеяние. В Испании был один и главный инквизитор, который известен тем, что сжег несколько томов книг.
Так началась Реформация, выдвинувшая тезис о том, что человек имеет право общаться с Богом без посредника — священника. И это во многом послужило началам движения за права человека: за право думать, право иметь свое собственное мнение, отстаивать это мнение, не выступая с атеистических позиций. Эти люди выступали как тираноборцы, требуя, чтобы каждый человек имел право общаться с Богом.
В этом смысле протестантская церковь выступала против инквизиции и против цензуры. И представители этой церкви, люди, высоко ценившие христианские идеалы, вместе с тем стали выступать за свободу слова. В какой-то степени это делали Лютер и некоторые другие вожди Реформации. Во всяком случае они боролись за освобождение от иерархической структуры и от подчинения авторитету власти, против концепции человека — субъекта власти Папы или короля как подданного Папы. Затем эта идея была поддержана философскими концепциями, родившимися в Эпоху Возрождения. Там речь шла о гуманизме, человечности. Соединение этих двух очень разных тенденций борьбы против папской монополии и противостояние — притеснению человека, его гуманистических ценностей — привело к развитию идей прав человека. Свобода печати была одним из первых таких прав, которое выдвинуто в борьбе против авторитарных тенденций. Собственно, папская власть олицетворяла авторитаризм. Королевская власть — также авторитаризм. Граждане не были гражданами в буквальном смысле этого слова, они были подданными.
Во время английской революции Джон Мильтон в своей знаменитой «Ариопагетике» впервые выдвинул идею свободы печати, идею свободы мысли и ответственности каждого гражданина думать, писать и высказывать свои мысли, иметь свое мнение. Мильтон считал, что любая попытка ограничить это право может привести вновь к усилению такой олигархии, какой была католическая церковь. Дальнейшее развитие концепции свободы прав человека связано с деятельностью английских и французских философов — Гоббса, Локка, Монтескье, Руссо, Дидро и других. Они выдвинули ряд важных концепций, изменивших представление о том, каким должен быть мир. Например, была выдвинута концепция гражданского общества, которая тогда еще, может быть, называлась иначе. Разделение властей на административную власть, на власть правительства, законодательную и на судебную было сделано Монтескье. И в рамках этих философских учений выявилось новое понимание концепций человека.
В Англии в 1688 году, где был осуществлен великий компромисс, «славная революция», права человека уважались. Но люди до сих пор в Англии не являются гражданами, они — подданные ее Величества. Они очень свободны, но не абсолютно свободны, поскольку они должны признавать хотя бы формально авторитет Королевы. Монарх является верховной властью, освящает конституционный строй и его защищает. У нас иногда даже по телевидению говорят, что России нужен монарх, и тогда все будет в порядке. Но журналисты не учитывают того, что монархия прежде всего предполагает развитую демократическую систему: избранный парламент, правительство, подотчетное парламенту, и независимый суд, что в Англии существует.
Наиболее последовательно эти вопросы были решены в Соединенных Штатах Америки и во Франции. Во Франции во время Французской революции в 1789 году была принята Декларация прав человека и гражданина. Такая декларация была принята и в России. Она является частью нашей Конституции. В этой декларации право свободы печати относится к личным правам человека и гражданина, так как с этой точки зрения оно было чрезвычайно важным.
Несколько позже в США были приняты поправки к Конституции, которые гласили, что Конгресс не может вмешиваться в деятельность церкви и печати, не может издавать законы, регулирующие религию, печать и мнение гражданина. В этом смысле свобода печати стала важнейшим постулатом американской демократии и американского государственного развития. Поэтому там с точки зрения Конституции свобода имеет абсолютный характер. И если возникают ограничения свободы печати, они возникают в виде экономических моментов. Дело в том, что печать, как и церковь, не может действовать вне определенных экономических трансакций. Нужно содержать здания церкви, вести какую-то хозяйственную деятельность. Все газеты должны продавать свои экземпляры, покупать бумагу, краски. Другими словами, эти институты являются не только институтами веры, религии или институтами печати, но и хозяйствующими субъектами. И в этом смысле их деятельность регулируется экономическим законодательством, позволяющим принимать со стороны государства какие-то меры и к церкви, и, может быть, к печати. Но эти акции не могут касаться содержания печати. В этом смысле американская концепция свободы печати в принципе предполагает свободу содержания мнений. И это очень важно понимать. Потому что когда мы говорим о свободе печати, мы часто берем ее очень широко, как экономическую свободу, свободу предпринимательства. Все это имеет место. Но главное — свобода мысли, свобода мнений, которая не может быть запрещена законом.
В этом смысле американская Конституция определяет важнейшую часть свободы печати. По американским законам за содержание судить журналиста нельзя. За клевету, вмешательство в личную жизнь, другие проступки, выходящие за рамки законной журналистской деятельности, — можно. Но не за точку зрения, не за мнение.
Новый шаг в концепции свободы печати был сделан французами, которые в той же декларации, о которой я говорил, ввели понятие «злоупотребление свободой печати». И это впервые привело к созданию законодательства о печати.
В наше время остаются примерно те же параметры, определяющие свободу печати. Печать не является единственным инструментом выражения мнения, точки зрения и информации. Сегодня существуют различные средства массовой информации: газеты, журналы, радио, телевидение, кабельное вещание. Наконец, есть средства массовой информации в Интернете, к которым сегодня имеют доступ очень многие. Поэтому право на свободу печати приобретает более широкий характер.
Скажем, у нас в России существует Закон «О средствах массовой информации». Мне кажется, что это очень прогрессивный закон. Он имеет только один недостаток: он был принят в условиях, когда не определился социальный уклад России. И тогда проблема собственника и собственности не воспринималось серьезно. Когда мы рассматривали проблемы печати, мы делали это в отрыве от проблемы собственности. Сегодня в условиях развивающегося института собственности на все виды деятельности и на все виды предприятий и предпринимательства этот закон выглядит несколько архаичным. В этом законе отношения граждан и средств массовой информации определяются через посредство учредителя. То есть каждый гражданин может выступить как учредитель газеты, журнала, радио, — телевизионной станции, информационного агентства. Пользуясь законом о свободе печати, газету может создать и предприятие. В данном случае сочетаются две очень важных свободы: свобода печати и свобода предпринимательства. Если говорить о том, чего достигла Россия за 10 лет рынка, и какие достижения имеются у российской демократии, то это — два самых главных достижения: свобода печати, мысли, мнений и свобода предпринимательской деятельности.
Даже студент может создать свое СМИ. На факультете журналистики МГУ был студент, который еще со студенческой скамьи издавал газету «Футбол». Она теперь издается, по-моему, как журнал. Другой студент создал рекламное агентство. Вот эта свобода деятельности очень важна.
В Законе «О СМИ» предпринимательская сторона свободы печати не отражена. Там сказано, что учредитель учреждает, главный редактор — редактирует, журналисты — пишут. Кстати, журналисты имеют право не слушать главного редактора или издателя. О владельце же в Законе ничего не говорится.
В принципе, в большинстве стран Западной Европы и в Соединенных Штатах Америки не принято владельцам приказывать писать то, что нравится главному редактору. Они могут подбирать соответствующим образом редакцию. Но в силу сегодняшнего уровня развития СМИ, когда важнейшими элементами газеты, журнала, радио- и телевизионной станции являются наличие добросовестной, объективной и значимой информации, с одной стороны, и, с другой стороны, реклама, позволяющая существовать газете, существует внешняя и достаточно полная независимость журналиста. Если вы хотите, чтобы Вашу газету читали, вы должны иметь хороших журналистов. Если вы имеете хороших журналистов, они имеют свою точку зрения и свое мнение, и вы должны прислушиваться к этому. Если вы откажетесь от услуг талантливого журналиста, вас будут меньше читать, у вас будет меньше тираж, и вам не будут давать рекламу.
Я это говорю, чтобы подчеркнуть, что в России в условиях отсутствия нормального рынка невозможно создать такую газету, которая бы зависела от мастерства журналиста, потому что рынок рекламы очень ограничен. За счет рекламы пока еще живут бесплатные рекламные газеты и небольшое число низкокачественных развлекательных газет. Серьезная газета не может собрать такую рекламу, которая обеспечивала бы ей безбедное существование. Это обстоятельство заставляет редакции искать дополнительные доходы у спонсоров. Это могут быть богатые люди, владельцы каких-то крупных корпораций. Это обеспечивает СМИ зависимость от спонсоров, и лишает свободную прессу возможности свободно говорить.
Другой спонсор — государство. Оно может снижать налоги, оказывать различные услуги. В результате наша пресса оказывается между двух жерновов: частного и государственного. Вот они прессу, телевидение и радио под себя и подминают. Это государство представляет и Президент, и Правительство, и депутаты, и суд. Но, кроме того, в государство входят и все граждане — это гражданское общество. Но мне кажется, что реально права человека вообще и право человека на свободу в частности могут осуществляться только с развитием гражданского общества. У нас, к сожалению, гражданское общество находится в самой зачаточной стадии развития. Ему мешает довольно грубое давление государства, беспардонное вмешательство капитала.

Вам, наверное, известна такая фраза. Почему в Англии газоны такие зеленые и приятные? А они говорят, что они их выращивают 300 лет. 300 лет существует свобода печати в Англии. Она установилась самым неожиданным образом, чисто по-английски. В Англии был закон о лицензировании прессы. Это означало, что каждая газета или журнал, или другое издание должны были получать разрешение. И вот нужно было продлить этот закон. Палата боялась это сделать — закон не продлили. Так в Англии появилась свободная печать. Так Англия разрешала свободу печати. И более 300 лет свобода печати в Англии существует, поэтому она такая «зеленая» и уверенная.
В США свобода печати существует 200 лет. У нас — 10 лет. Конечно, путь не большой, и тут есть какие-то естественные законы. Предлагают, скажем, ввести лицензирование на деятельность газет. Это нарушает принципы свободы печати. Я хотел бы, чтобы поправки к Конституции, связанные с лицензированием, не были приняты, и чтобы журналисты могли иметь право оставаться честными людьми. Но они это тоже должны хотеть.

Засурский Ясен Николаевич
профессор, декан факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова

Ünvan: Mirqasımov küç. 4/41 Bakı AZ1007, Azərbaycan

Tel / Fax : (+99412) 4410924

Tel: (+99412) 4378247

E-mail: office@azfreespeech.az

1905.az STUDIO