Последняя роль Ульви Раджаба

Дорогие друзья!
Данный очерк входит в книгу мемуаров «Время оглянуться назад»
известного азербайджанского журналиста Азада Шарифа.

ПОСЛЕДНЯЯ РОЛЬ УЛЬВИ РАДЖАБА

До революции каждый приезд азербайджанского драматического театра в Батуми превращался в праздник. В городе особенно восхищались игрой Гусейнбалы Араблинского, известного трагика на Кавказе — высокого роста, с приятным лицом. Актер пользовался большой популярностью. В мае 1918 года театр привез знаменитую гаджибековскую комедию «Аршин мал алан» и шекспировскую трагедию «Отелло». Как правило, для участия в массовках, приглашали самодеятельных местных артистов. За день до спектакля «Аршин мал алан», неожиданно заболел актер-исполнитель роли Султан бека. Замену решили искать среди батумских артистов. Руководитель театра нашел одного юношу, провел с ним репетицию и стал гримировать, чтобы выпустить на сцену, благо, он хорошо знал эту комедию.
Конечно были сомнения, да и актер сам сильно волновался перед выходом на сцену. Но то, что произошло на сцене, поразило всех. У молодого актера был сильный голос, симпатичная внешность и он уверенно вел спектакль. Зрители наградили земляка дружными аплодисментами, да и бакинцы были в восторге, прочили ему блестящее будущее. Этим молодым человеком оказался Ульви Раджаб — будущая «звезда» азербайджанского театра.
…Теплым, поздним вечером 11 сентября 1937 года Ульви Раджаб возвращался из театра, после спектакля «Хаят» Мирзы Ибрагимова. Он был под впечатлением успеха бурных аплодисментов. Шел нагруженный букетами цветов от зрителей, которые благодарили талантливого актера за мастерство и убедительность в создании образа махрового врага народа. Шел улыбаясь своей счастливой профессии актера. Шел и не подозревал, что сегодня он сыграл свою последнюю роль, а через час он будет обвинен органами НКВД во враждебной деятельности против народа. Подходя к своему дому на Водовозной улице N17, он не заметил черную «Эмку», незаметно притулившаяся в тени деревьев.
Дверь в квартиру была настежь открыта, войдя туда он заметил чужих людей, которые шарили по всему дому, перерыли все шкафы и ящики, бесцеремонно вываливая все на пол. А в углу стояли трое соседей, опустив головы и не глядя на Ульви. У него изьяли, согласно сохранившемуся в деле протоколу обыска — 8 патефонных пластинок иностранного производства, 14 книг, журналов и брошюр. Вот и весь «улов». А через несколько минут, та самая черная «Эмка» уже мчалась по безлюдным улицам Баку, увозя в НКВД одного из самых талантливых актеров Азербайджана. «Эмка» на полной скорости промчалась мимо Аздрамы, и когда Ульви хотел повернуться и в последний раз взглянуть на родной театр, его сдавили с двух сторон. «Сидеть!»…
Все в городе ходили смотреть на Ульви. Слухи дошли и до отца Ульви, который всегда был недоволен увлечением сына сценой. Узнав, что он играет в настоящем театре, отец выгнал его из дома. Он очень переживал разлуку с отцом которого любил. Оказавшись вне дома, Ульви пришлось ночевать в здании театра. А когда Ульви посмотрел спектакль «Отелло» в блестящем исполнении Г.Араблинского, он уже твердо решил стать актером.
В 1920 году батумский театр пригласил Ульви на постоянную работу. Здесь он проработал два года, с удовольствием выступая в разных ролях, и пользовался успехом в городе. Еще тогда все обратили внимание на трудолюбие молодого актера, который много читал, был хорошо знаком с творчеством Шекспира, упорно работал над ролями. Весной 1922 года батумский театр прибыл на гастроли в Тифлис, но из-за плохой организации театр смог дать всего два спектакля. В свободные вечера Ульви ходил на спектакли азербайджанского театра, который ему очень понравился, и он подал заявление для поступления в эту группу…
…Арест Ульви Раджаба был произведен по представлению начальника 4-го отдела Управления государственной безопасности капитана Цинмана. Его обвиняли в участии антисоветской, контрреволюционной, буржуазно-националистической организации. Ему было предъявлено обвинение, сразу по трем статьям — одна тяжелей другой, инкриминировали, что он участвовал в подготовке вооруженного восстания, с целью отторжения Азербайджанской Республики от СССР и создание буржуазно-националистического государства…
…Летом 1922 года азербайджанский тифлисский театр совершил гастрольную поездку по городам Азербайджана, выступив с большим успехом в Нухе (ныне Шеки), Закатале и Балакене. В этот же год труппа пригласила в Тифлис в качестве главного режиссера Александра Александровича Туганова, который позже сыграл огромную роль в актерской судьбе Ульви Раджаба. За два сезона театр показал в Тифлисе «Мертвецы», «Пери джаду», «Гачаг Гара», «Айдын», «Октай Эльоглу», «Отелло» и др. Однако в 1924 году А.Туганов был приглашен в Баку, вместе с ним переехали Али Курбанов, Гамер ханум Топурия, С.Кирманшахлы, а через год и Ульви Раджаб. В сильном в то время азербайджанском драматическом театре блистали Гусейнбала Араблинский, Аббас Мирза Шарифзаде, Марзия ханум Давудова, Дж.Зейналов, Мирза Ага Алиев, Сидги Рухулла.
С первых же дней работы в Баку, Ульви Раджаб зарекомендовал себя как талантливый актер. Его первой ролью была роль Жака в мелодраме «Две сиротки», а Пьера играл молодой Исмаил Идаятзаде. Оба были молоды, подавали большие творческие надежды. Критика высоко оценила их работу, подчеркивая подкупающую, притягательную силу их эмоционального таланта…
…На первом допросе — 2 сентября 1937 года, несмотря на жесткое давление на него, со стороны следователя С.Зыкова, Ульви Раджаб категорически отрицал все предъявленные ему обвинения, и ни по одной статье себя виновным не признавал.
4 октября 1937 года, была организована очная ставка с Али Керимовым, бывшим начальником отдела искусства Наркомпросса Азербайджана, на основании показаний которого и был арестован Улви Раджаб. На этой очной ставке, подследственный А.Керимов утверждал, что он в 1935 году в своем служебном кабинете Наркомпроссе, завербовал Ульви Раджаба Шашикзаде в контрреволюционную, буржуазно-националистическую организацию, которая ставила своей целью свержение Советской власти в Азербайджане и создание буржуазно-националистического государства. Что таких завербованных актеров в театре есть еще несколько, в том числе Рза Афганлы, Аббас Мирза Шарифзаде, Кямалов и Нусрат Фатуллаев. Однако Ульви Раджаб все показания А.Керимова в свой адрес, как и на первом допросе, категорически отверг…
…Самой первой крупной ролью Ульви в Академическом театре также стал Гамлет. Для Ульви Раджаба это был строгий творческий экзамен. А.Туганов, знакомый с Ульви по тифлисскому театру, зная его талант, смело доверил молодому актеру эту ответственейшую роль. И Ульви оправдал доверие режиссера. Мощный голос, четкая дикция, богатая мимика, размеренные, но вполне оправданные движения, высокий представительный рост, осанка, плюс блестящая игра — вот такой образ Гамлета создал на сцене молодой Ульви.
Оценивая этот спектакль, известный критик Азиз Шариф писал: «Ульви был в центре внимания зрителей, держал их в напряжении на протяжении всего спектакля». С этой постановкой театр был в триумфальной гастрольной поездке в Грузии, Армении. В Гяндже театр дал 8 спектаклей при переполненном театре. И это при том, что Ульви еще не видел большой сцены, не играл в партнерстве с большими мастерами. Ему тогда было всего 24 года, но он спешил, много работал, словно чувствовал, что ему судьбой отпущено не так много лет.
16 февраля 1928 года после длительных репетиций была поставлена «Од гялини» Джафара Джаббарлы. Ульви был поклонником творчества Дж.Джаббарлы. Он с нетерпением ждал его новое произведение, с удовлетворением работал с автором над текстом, который решил сам ставить эту пьесу. Весь коллектив с большим энтузиазмом участвовал в нем. Здесь Ульви впервые выступал в паре со знаменитым трагиком Аббасом Мирзой Шарифзаде. После премьеры спектакль показывали четыре дня подряд, а затем и многие годы, и всегда с успехом. Это был великолепный, по яркости и красочности, спектакль. Героями его были Акшин и Эльхан. Глубоко полюбив эту роль, Ульви играл ее проникновенно и темпераментно. Во всем поведении Акшина, его интонациях, мимике чувствовался человек сильного характера, непоколебимых убеждений. Трогательна была его любовь к брату. Он искренне сожалел, что Эльхан пошел по «неверному» пути. Переход от любви к ненависти и для Эльхана и для Акшина мог свершиться лишь в результате страшного, по словам Дж.Джаббарлы, потрясения. И этот внутренний перелом состоялся очень убедительно в исполнении Шарифзаде и Ульви — Эльхана и Акшина. Своей яркой игрой Ульви усилил драматизм спектакля. Не дожидаясь аплодисментов, Дж.Джаббарлы и А.Туганов бросились за кулисы, стали обнимать и целовать этих двух актеров…
…1 ноября 1937 года, на вопрос следователя С.Зыкова «Признаете ли вы, что были завербованы в буржуазно-националистическую организацию?» Ульви Раджаб неожиданно пошел на признание.
— Кто и где вас завербовал?
Ответ: — Али Керимов в 1935 году в своем служебном кабинете в Наркомпроссе.
— Какие практические задания ставили перед вами?
Ответ: — Проведение антисоветской пропаганды среди актеров, протаскивание в репертуар театра идеологически не выдержанные и вредные произведения (Меня признания Ульви не удивили. Потому что, изучая уголовные дела Аббаса Мирзы Шарифзаде, Ахмеда Джавада, Парвиза Рустамбекова и других «врагов народа», я обратил внимание, что на определенном этапе, конечно не без «помощи» следователей, обвиняемым создают такие условия, что они вынуждены были идти на признания. Видимо в такую ситуацию попал и Ульви Раджаб, хотя во время выступления на заседании Военной Коллегии Верховного Суда СССР нашел в себе мужества и опроверг все обвинения в свой адрес. — А.Ш.).
02 ноября 1937 года.
— Кто руководит вашей организацией в республике?
Ответ: — Со слов Али Керимова, руководителем является Рухулла Ахундов.
— Какие у вас с ним отношения?
Ответ: — Никаких. Один раз он меня поздравил с удачной ролью, а второй раз по телефону говорили о гастролях в Гяндже.
— Кто готовил и организовывал террористический акт против первого секретаря ЦК Партии Азербайджана М.Дж.Багирова? Какие поручения давали вам?
Ответ: — Я об этом ничего не знаю и никаких поручений я не имел.
— Но Али Керимов говорил вам об этом? Почему именно вам?
Ответ: — Да, говорил, но почему мне, не знаю.
— Когда и где готовится следующая террористическая акция? Говорите!
— Я об этом действительно ничего не знаю…
Еще одним убедительным доказательством обновления репертуара явился спектакль Дж.Джаббарлы «Севиль», поставленный 19 октября 1928 года. Моя мама мне рассказывала, как во время спектакля с верхних лож театра женщины бросали свои чадры, которые как черные птицы летели в зал. К концу сезона А.Туганов, который, кстати, был нашим соседом по дому, пригласил к себе Ульви и порекомендовал летом заняться прочтением «Отелло» и начать работу над ролью. Предложение было неожиданным, потому что эту роль в театре прекрасно играл Аббас Мирза Шарифзаде. Но Ульви всегда мечтал о ней.
О том, что наш театр уже в те годы получил всесоюзное признание, говорит такой факт. В апреле 1930 года театр поехал в Москву на Всесоюзную олимпиаду театров. Это был большой смотр 17 национальных театров, игравших на 14 языках в присутствии 120 представителей зарубежного искусства. Но предварительно театр заехал в Ленинград и Казань, где показали «Невесту огня», «Севиль», «Гаджи Гара» и др. На встрече творческих коллективов азербайджанского и ленинградского драматического театров Ульви прочитал монолог из «Отелло». А ленинградский Большой драматический театр в честь азербайджанских гостей поставил спектакль В.Киршова «Город ветров». Во время спектакля ведущий артист театра В.Монахов обратился к публике со словами: «Товарищи, сегодня у нас присутствуют в качестве гостей артисты тюркского театра. Привет тюркскому театру!», — под горячие аплодисменты зрителей сказал он…
…В спектакле «Гамлет» Аббас Мирза Шарифзаде показал себя достойным учеником Г.Араблинского. Дублером и достойным исполнителем сложных шекспировских ролей стал Ульви Раджаб, создавший интересный образ. Журнал «Рабочий зритель» в 1930 году в статье «Ульви-Гамлет» писал: «Для Ульви активность и боеспособность Гамлета — вне сомнения. Он страстно идет от этапа к этапу борьбе с королем, он парирует все удары, преодолевая беседу с матерью, убивает Полония. С хитроумной изобретательностью он инсценирует спектакль, распознавая врага. Гамлет-Ульви — огромная мощь настоящего таланта творчества, в нем целеустремленность и порыв сливаются с философской глубиной мышления. Изображая Гамлета волевым, целеустремленным, Ульви Раджаб вместе с тем, показывает его переживания, философские раздумья»…

…Следующий допрос:
— Какие из поручений, которые вам давали, практически вы выполнили?
Ответ: — Ни одного поручения, которые мне давал А.Керимов, я не выполнил. Ни с кем из актеров антисоветской пропагандой не занимался. Никого не стал вербовать в организацию, да я и не умею это делать. Просто получилось так, что я попал под его влияние, поверил ему…
…Интересно, что во время гастролей театра в Ереване в 1927 году отдельные сцены спектакля «Гамлет» в заглавной роли Ульви Раджаба, были воспроизведены на кинопленку известным кинорежиссером А.Бекназаровым. Вот что писала тогда газета «Рабочая Москва»: «Немой экран зажил яркими и мощными чувствами, какими насыщены актерское мастерство исполнителя роли Гамлета молодым азербайджанским актером Ульви. Необычная пластичность, чисто восточная грация, нервное, подвижное лицо и несомненное умение дать вполне законченный и четкий образ — вот что показали кино кадры, запечатлевшие столь необычного «восточного Гамлета».
В этом спектакле отличилась мастерством Марзия ханум Давудова в роли Гертруды. Журнал «Жизнь искусства» считал исполнение ею роли королевы безукоризненным: «Лучшая тюркская актриса Марзия ханум продемонстрировала большое изящество и психологическую тонкость искусства»…

…Следующий допрос:
— Какие установки вы получили во время пребывания в Баку грузинских актеров Васадзе и Хорава?
Ответ: — Никаких разговоров с грузинскими актерами на политические темы мы не вели, только творческие.
— Неправда. Вы ведете себя неискренне. Нам известно, что во время посещения могилы Дж.Джаббарлы, вы отстали от всех и о чем-то втроем долго обсуждали. Они, наверное, вам рассказывали о том, что и в Грузии имеется такая же контрреволюционная, национал-буржуазная организация, которая готовит террористический акт против Л.Берия. Говорите, что они вам передавали?
Ответ: — Еще раз подтверждаю, что с грузинскими актерами никаких политических разговоров мы не вели и не о чем, кроме творческих проблем грузинского театра, они мне не рассказывали…
…»Отелло», поставленный 7 апреля 1932 года, в переводе Дж.Джаббарлы, имел шумный успех. Это был монументальный спектакль, исторический верно воспроизводивший эпоху, время, среду, звучавший с большим трагическим пафосом. О своей трактовке роли Ульви писал: «В работе над образом Отелло, я прежде всего старался вскрыть те действенные причины, которые побудили этого умного, испытанного жизнью человека, наделенного чрезвычайной мягкостью и доверчивостью к людям, дать волю своим бушующим страстям, что затмило его рассудок и привело к трагическому финалу».
Ульви Раджаб отличался более темпераментной, более страстной манерой исполнения. Актер подчеркивал в своем герое мужественного и благородного воина. Отелло — Ульви прежде всего снял традиционную сергу. Роли Отелло играли в Баку Ульви Раджаб и Аббас Мирза Шарифзаде. Но первым и основным исполнителем был уже Ульви Раджаб, хотя оба актера глубоко и правдиво раскрывали многогранный характер Отелло. Им обоим было чуждо делать акцентирование на тему ревности. Как первый, так и второй, писал в своей книге Т.Юсифбейли «Шекспир на сцене театра», показывали Отелло благородным, доверчивым человеком, Ульви будучи на десять лет моложе А.М.Шарифзаде, играл более темпераментно и страстно…
…Весь процесс судебного расследования дела Ульви Раджаба, начатое 16 сентября, закончилось 15 ноября 1937 года, т.е. всего 30 дней. 16 ноября ему было предъявлено уголовное обвинение по трем статьям: 73, 64 и 70 УК Азерб.ССР. В нем говорилось — «Шашикзаде Ульви Раджаб был завербован террористом Али Керимовым в состав антисоветской террористической организации буржуазных националистов, существовавшая в Азербайджане. Шашикзаде Ульви Раджаб был в курсе всей повстанческой деятельности, направленной на подготовку вооруженного восстания против Советской власти, в целях создания буржуазно-националистического государства. Полностью разделяя террористические устои организации Ульви Раджаб был осведомлен о подготовке террористического акта против секретаря ЦК КП(б) Азербайджана М.Дж.Багирова»…
…Работа на сцене осложнялась изменениями в личной жизни обеих актеров. Дело в том, что Марзия ханум и Ульви Раджаб, давно тянулись друг к другу, и в 1930 году Марзия ханум ушла от А.М.Шарифзаде к Ульви Раджабу, взяв с собой дочь Фирангиз ханум Шарифову, будущую народную артистку Азербайджана. Чтобы не обострять обстановку в театре, они временно уехали в Тифлис, где работали в азербайджанском театре. И только после рождения сына Рауфа в Батуми, они спустя два года вернулись в Баку. Рауф был прекрасным художником, в детстве мы с ним дружили и я часто бывал у них дома в «Монолите». Рауф, как мне казалось, переживал двойственность своего положения: с одной стороны мать — Марзия ханум, народная артистка СССР, уважаемая и любимая женщина в республике, с другой — он сын расстрелянного «врага народа» Ульви Раджаба. Это наложила отпечаток на его характер.
В октябре 1934 года азербайджанский театр осуществил постановку Исмаила Идаятзаде пьесу Гусейн Джавида «Сиявуш», который имел невиданный успех. Подсчитано, что до 17 апреля 1936 года было сыграно свыше 100 спектаклей. Это было значительное событие в истории азербайджанского театра, которому была суждена долголетняя сценическая жизнь. Тяжелой потерей для азербайджанской драматургии явилась неожиданная смерть 31 декабря 1934 года в расцвете своего творчества Дж.Джаббарлы. Еще в 1925 году он писал: «Актер — это живая литература. Произведения, которые писатель создает в бессонные ночи, мысли, идеи, чувства, которые он выражает на безжизненной бумаге, оживают в личности актера. Актер — это художник, и в то же время живая картина — она действует, смеется, плачет — словом живет. Настоящий актер, когда смотрит в зеркало после грима, не узнает самого себя. Одним словом, актер-художник, который воплощает в жизнь и олицетворяет в себе все виды изящного искусства»…
…21 января 1938 года в Баку состялась подговительное заседание Военной Коллегии Верховного Суда СССР, под председательством Диввоенюриста Никитченко. Слушали обвинительное заключение НКВД Азербайджана по делу обвиняемого Шашикзаде Ульви Раджаба, по статьям 73, 64 и 70, с применением Закона от 1 декабря 1934 года. Решили дело слушать в закрытом судебном заседании без вызова свидетелей и без участия сторон обвинения и защиты. (Кстати, в деле нет никаких документов, свидетельствующие, что у Ульви Раджаба был адвокат — А.Ш.).
2 января 1938 года состоялась выездная сессия Военной Коллегии Верховного Суда СССР. Суд рассмотрел дело по обвинению Шашикзаде Ульви Раджаба, 1903 года рождения, гражданина СССР, служащего, бывшего артиста Аз.гос.драмы им. М.Азизбекова, в преступлениях, предусмотренных от ст. 73, 64, 70 УК Азерб. ССР. На предварительном заседании было решено дело заслушать в закрытом заседании без вызова сторон и без участия сторон обвинения и защиты.
На заседании Военной Коллегии Верховного Суда СССР, которое началось в 17.30 и закончилось в 18.00, т.е. всего 30 мин., подсудимый Ульви Раджаб заявил суду, что он себя виновным не признает и отказывается от всех своих показаний во время следствий. Сказал, что он признал себя виновным под влиянием внезапного ареста, его обескуражила тюрьма, где он признал себя виноватым в том, что не делал. От последнего слова он отказался…
…Свое 60-летие азербайджанский театр отметил 25 апреля 1933 года, это стало большим событием в жизни республики и в связи с этим Ульви Раджабу было присвоено почетное звание «Заслуженного артиста Азербайджана», чему он искренне радовался и гордился.
Интересный эпизод из истории взаимоотношений двух великих трагиков вспоминает Зеки Ахундов, ссылаясь на свою беседу с Рзой Тахмасиб: «В октябре 1934 года шел спектакль «Отелло», где поочередно играли Ульви Раджаб и Аббас Мирза Шарифзаде. В субботу Отелло играл Аббас Мирза Шарифзаде с Соной Гаджиевой, а в воскресенье Ульви Раджаб с Марзией ханум. В первый вечер Ульви с Марзией ханум сидели в директорской ложе и смотрели спектакль. После окончания публика бурно аплодировала актерам и преподнесли им много цветов. Ульви и Марзия ханум также аплодировали им из ложи и приветственно махали руками. На другой день — в воскресенье — играли Ульви Раджаб с Марзией ханум, а А.М.Шарифзаде сидел в ложе, наблюдая за своим учеником-соперником. Когда спектакль кончился, Аббас Мирза встал и стоя в ложе аплодировал молодым актерам — Ульви и Марзии ханум. Те в свою очередь повернувшись к ложе почтительно благодарили А.М.Шарифзаде. Такая взаимная корректность и взаимная уважительность пришлось по душе зрителям и уже весь зал аплодировал своим любимым актерам».
Лебединой песней артистической карьеры Ульви Раджаба стала первая пьеса драматурга Мирзы Ибрагимова «Хаят». Новый сценический образ был не свойственен Ульви Раджабу и он хотел отказаться от роли, но выпускник московского театрального института Адыль Искендеров уговорил Ульви возможностью создать сложный негативный образ врага. Талант Ульви обладал огромным обоянием, возбуждал восторг и изумление. Зрители любили Ульви, как создателя образов талантливых и благородных людей, а тут махровый и хитрый враг. Но такой крупный художник как Ульви считал не правильным всегда показывать врага слабым и недалеким. Поэтому зрители аплодировали актерскому мастерству Ульви и в сугубо отрицательной роли Сулеймана…
…Коллегия подтвердила установленное предварительным и судебным следствием виновность Шашикзаде Ульви Раджаба в совершении уголовного преступления, предусмотренных ст.ст. 64,73,70 УК Аз.ССР. На основании изложенного Военная Коллегия Верховного Суда СССР приговорило Шашик заде Ульви Раджаба к высшей мере уголовного наказания — расстрелу, с конфискацией всего личного имущества.
Приговор окончательный и в силу Постановления ЦИК СССР от 1 декабря 1934 года приводится в исполнение немедленно. Судя по документам, имеющие в деле, Ульви Раджаб был расстрелян в тот же день — 2 января 1938 года в возрасте 35 лет, в самом расцвете своих творческих возможностей…
…Всевышний отвел Ульви всего 12 лет театральных жизни, за которые он успел создать целую галерею незабываемых сценических образов и остался в истории как актер трагического плана, впрочем как его и жизнь. Очевидцы вспоминали, что когда в театре шло собрание, на котором представители власти разоблачали «врага народа» Ульви Раджаба, который уже томился в подвале НКВД, в самом углу зала стоял Аббас Мирза Шарифзаде и слезы лились из его глаз… Видимо он чувствовал, что после Гусейн Джавида и Ульви Раджаба наступит и его черед. И это не заставило себя долго ждать…
Пройдет 17 лет и страна оправится от сталинского произвола и 7 декабря 1955 года приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР от 2 января 1938 года будет отменен, за отсутствием состава преступления и дело будет прекращено. Но ни Ульви Раджаба, ни Аббаса Мирзы Шарифзаде, ни Гусейна Джавида уже не вернуть. Осталась только светлая память, которую надо свято чтить…

Ünvan: Mirqasımov küç. 4/41 Bakı AZ1007, Azərbaycan

Tel / Fax : (+99412) 4410924

Tel: (+99412) 4378247

E-mail: office@azfreespeech.az

1905.az STUDIO